Гора Шаста в Калифорнии – отзывы туристов и фото

Мистическая гора Шаста

Сколько чудес в мире, и одна из чудес – Священная гора Шаста, которая находится в Калифорнии. Она к себе манит своей тайной, своей красотой, своими легендами, и сегодня я расскажу вам о ней, чтобы каждому из вас захотелось хоть чуть – чуть окунуться в её тайну.

И гора, и долина реки Шаста, сформированная взрывом древнего пра-вулкана, открывает перед нашим взором величественные пейзажи. Недалеко от горы Шаста берёт начало и самая длинная река Калифорнии — Сакраменто (длина 719 км), впадающая в залив Сан-Франциско.

Образовавшееся благодаря плотине озеро тоже носит название Шаста и очень живописно и популярно у туристов. Когда смотришь на него с вершины горы, складывается такое впечатление, что лежат динозавры, распластавшись на берегу этого удивительного озера. В округе горы Шаста и озера Шаста много интереснейших пещер, с удовольствием посещаемых туристами.

Шаста — это спящий вулкан, по своей высоте (4 317 м) превосходящий все другие горы Калифорнии.

К основной вершине горы прилегают четыре пересекающихся вулканических конуса-спутника.

На поверхности горы расположены семь ледников, имеющих уникальные имена и простирающихся от вершины до отметки в 3000 м.

Гора Шаста — это особенное место, одно из священных мест на планете. Она является мистическим источником силы для планеты.

Странный свет и звуки часто видны и слышны на этой горе. Двояковыпуклые облака, тени и невероятные заходы солнца добавляют мистичности ауре этой горы.

Происхождение названия точно не установлено. По одной версии, «шаста» — это слово «счастье», заимствованное индейцами от первых русских поселенцев Калифорнии.

Возле горы и на подъёме к горе Шаста существует множество мест силы, дарующей мудрость и физическое здоровье, обычно посещаемых туристами и паломниками.

Сеть озёр в области гора Шаста: Озеро Сискоу, Озеро Касл и Озеро Сердца — ледниковые озера с чистейшей водой, с которых открывается красивейший ландшафт.

Горячие минеральные источники Горы Шаста, расположенные в лесной местности, где растут кедры, пихты и сосны. Воды этих источников не только целительны, но и уникальны по своему химическому составу и электромагнитным вибрациям.

Национальный Парк Секвойи. Секвойи — гигантские красные деревья, популяция которых сохранилась лишь в штате Калифорния и в Китае. Возраст некоторых из них насчитывает несколько тысяч лет.

Гору Шаста окружают несколько заповедников, заказников и национальных Парков

Сегодня сюда изо всей Калифорнии тянутся люди. Многочисленные паломники Духа отправляются в походы и совершают восхождения на вершины Шасты и Шастины. Говорят, что если в январе хоть немного постоять на вершине — зарядишься силой и здоровьем на целый год.

Сегодняшние очевидцы (в основном это альпинисты) утверждают, что в районе горы Шаста видели или необычные объекты, по форме похожие на высокотехнологические летающие тарелки, или огненные шары, или же представителей внеземных цивилизаций.

У подножия горы Шаста расположилось несколько маленьких городков, где можно найти базовый ночлег и нехитрое пропитание. Вся местность находится в ведении Национальной службы лесов США.

Помимо пеших и конных прогулок, а также трекинга в окрестностях Шасты, стоит уделить внимание живописному одноимённому озеру. Туризм здесь развит на твёрдую пятёрку — есть пара отельных комплексов и даже собственный яхтенный порт. По берегам озера устраиваются двухчасовые пешеходные экскурсии, можно также взять напрокат лодку.

Плотина Шаста — вторая по величине в США; она обеспечивает электричеством почти всю Центральную долину страны. Здесь можно понаблюдать за сбросом воды и постоять на одной из смотровых площадок — только для тех, кто не боится высоты.

Восхождения на гору Шаста продолжаются с апреля по октябрь, хотя некоторые спортсмены поднимаются на вершину и зимой. Самый популярный маршрут проходит по ущелью Эвэланч. На протяжении 18 км альпинисты поднимаются на высоту 2200 метров, затем следует самый сложный участок пути до Ред Бенкс (4000 м), последние 300 метров преодолеваются сравнительно легко. Спортсменам необходимо получить разрешение на подъём на станции рейнджеров у подножия Шасты.

Любители экстремальных видов спорта зимой катаются на лыжах и сноубордах на склонах Шасты. Рекомендуем предварительно получить исчерпывающую информацию об особенностях склонов и погодных условиях.

Туристы, посещающие Шасту, могут не только пообщаться с местными эзотериками, по всем интересующим их жизненным вопросам, но и провести сакральные ритуалы, например, зарядить захваченные с собой кристаллы. Ну и конечно медитировать и наблюдать за горой, в ожидании проявления частых здесь паранормальных явлений.

До ближайшего к горе городка Маунт — Шаста можно добраться на поезде (станция Dunsmuir) или на автомобиле, расстояние от Сакраменто — 300 км. В городе около десятка отелей, есть пансионы и хостелы.

Мои отношения с горой Mt. Shasta в Северной Калифорнии

В выходные дни 19-21 сентября 2015 года в возрасте 76 лет я снова отметился на горе Шаста (Mt. Shasta), что на севере Калифорнии. Для тех кто не в теме: её высота 4,322 метра. Я «влюбился» в неё через два года после того, как переселился из штата Нью Йорк в Силиконовую Долину в 1993 году, а в 1995 впервые на неё взошёл вместе с новичком Данилой (речь о нём пойдёт впереди), который тогда был аспирантом Стэндфордского университета. С тех пор я регулярно, раз в году, её навещаю. И на этот раз вроде бы ничто не предвещало особых волнений по поводу «её поведения», потому что сознавая, что в свои 76 лет я уже не так молод, как это было несколько лет до того, я был подготовлен к ней гораздо лучше, чем последние 10 предыдущих лет. Это объясняется тем, что год назад я, наконец, оставил свою работу в качестве президента своей компании и полностью сосредоточился на более частых и продолжительных тренировках, чего не мог себе позволить при наличии постоянной работы. Однако, на сей раз она, хотя и была, как всегда, ласкова на подъёме, сумела совершенно неожиданно показать свой норов на спуске.

Итак, всё по порядку. В этом году впервые за 20 лет случилась проблема с напарником(и). Летом, за два месяца до условленной даты, имелось двое желающих составить мне кампанию – Костя и Вадим. За две недели до намеченной даты Костя решил, что не готов к такой горе и предложил мне сходить с ним на «однодневную» Mt. Dana, которая находится в Yosemite Park и по высоте чуть ниже 4,000 метров, но вся фишка состоит в том, что начинается восхождение от 3,000 метров, куда можно добраться на машине по комфортабельному шоссе. Поскольку моей целью была всё-таки Шаста, я решил подумать. Так как к этому времени и Вадим тоже уклонился от окончательного ответа, я понял, что остался на этот раз один на один со своей мечтой повстречаться с любимой горой в очередной раз. Следует отметить, что моё альпинистское образование и совершенствование прошли в системе советских лагерей (здесь я имею в виду альпинистских, хотя мне не удалось избежать и других, не столь привлекательных) и экспедиций с 1960 по 1975 годы, где я получил серьёзную прививку против одиночных хождений в горах и потому я никогда не рассматриваю соло восхождения, даже на такую не очень серьёзную гору. Если у читателя хватит терпения дочитать до конца моего повествования, то он сможет убедиться, что такой подход совершенно наверняка сохранил мне жизнь на этот раз.

На всякий случай, я всё же послал емайл всем своим альпинистским друзьям, уже не надеясь на осуществление своей ежегодной традиции. Как ни странно, но я почти сразу получил ответ от Данилы, который написал буквально следующее: «Исаак, я вспомнил, что 20 лет назад я впервые зашёл на Шасту (и вообще на первую в моей жизни гору) с тобой и потому хорошо бы отметить эту дату новым восхождением на неё же в том же составе». Надо сказать, что Данила был последним человеком, на которого я мог рассчитывать в этом мероприятии. Дело в том, что он уже много лет как променял альпинизм на ещё более трудоёмкие соревнования – 24 часа non stop ориентирование и даже стал чемпионом США по этому виду соревнований. Я тут же позвонил ему и предупредил, что я уже давно не бегаю по горам, а только мягко по ним хожу и потому ему вряд ли будет интересно идти в моём темпе. В ответ он сказал, что уже год или два ничем не занимается по семейным обстоятельствам, сильно прибавил в весе и ему будет в самый раз сходить со мной на Шасту. Надо ли говорить, как я обрадовался?

Тогда я решил не отказываться и от предложения Кости и сходить с ним на Mt. Dana, рассматривая его как тренировочное перед Шастой, что мы и осуществили 5-6 сентября с Костей и его 18-летним сыном Сашей ко всеобщему удовольствию.

Итак пора переходить к главному, т.е. к Шасте. В субботу, 19-го сентября я проснулся в 3:30 утра и помчался подбирать Данилу. В 4:30 мы уже были на пути к Шасте. До North Gate (тропы ведущей на Северную сторону горы) мы докатились за 7 часов (последние 13 км по бездорожью с большим количеством торчащих на дороге камней и брёвен по сторонам занял целый час). Бросив по $25 c живой головы во врытую в землю трубу (что-то типа страховки за появление в высокогорной зоне) и взяв по санитарному пакету, которые складированы в местном туалете (для тех, кто не знает правил восхождений в США: с горы надо уносить всё, включая собственные экскременты), в 11:45 мы стартовали с высоты

2,250 метров теперь уже с рюкзаками. Надо отметить, что у нас с Данилой разные «подходы к подходу» к маршруту: я всю жизнь на подходах иду в высокогорных ботинках (climbing boots), несмотря ни на какую жару, а Данила привык бегать свои 24 часа non-stop ориентирование в кроссовках. Когда он увидел, что я собираюсь идти в высокогорных ботинках на подходе к горе, он решил, что я это делаю, чтобы не нести тяжёлые ботинки в рюкзаке и великодушно предложил мне, что он готов их нести с тем, чтобы я мог идти на подходе тоже в кроссовках. Поскольку я понимал, что у нас с ним есть небольшая разница в возрасте (всего то 33 года) и наверное, я буду его задерживать, то предложил ему взять вместо ботинок мои кошки, надеясь, что они немного уравновесят наши шансы на успех. Данила с лёгкостью согласился. Здесь следует отметить, что это было в первый раз за последние 20 лет, чтобы я позволил кому-то на горе нести что-либо из моего личного снаряжения.

Итак, за следующие 7 часов, около 7 вечера мы добрались до бивуака, где-то на высоте чуть более 3,000 метров. Примерно через час мы завалились спать, но это совсем не значит, что мы действительно спали. Я, например, не спал в эту ночь ни одной минуты, несмотря на то, что принял двойную дозу снотворного. Надо заметить, что головная боль меня никогда в горах не беспокоит, но, во-первых, мешал ветер, который хлестал полами палатки над моей головой, а во-вторых, и, наверное, это самое главное – у меня из головы не выходил проблемный вопрос, связанный с ледовым склоном на нашем маршруте, о котором так красочно рассказывал Даниле поляк возле машины и предупреждал, что там надо быть очень осторожными. Спал не спал, а в 3 часа ночи – подъём.

Маршрут наш назывался Hotlum-Bolam Ridge, который по Российской квалификации 2А-2Б и не требует хождения в связках, если только все участники не являются новичками.
Около 4-х утра мы вышли по гребню подсвечивая путь фонариками. Далее я пропускаю все детали, поскольку ничего необычного, кроме того, что это оказался самый длинный путь на вершину из всех, которые я проделал на эту гору за 20 лет (с Юга, Севера, Запада и Востока, летом и зимой), хотя допускаю, что мы прошли этот путь не самым оптимальным образом. Альпинисты знают, что на маршрутах это происходит довольно часто, т.е. если идёшь на 2А (трудность), будь готов к 3А, идёшь на 3А, будь готов получить 4А и т.д. В основном это связано либо с погодными условиями, либо с потерей маршрута. Лишь один ледовый склон (не особо крутой, длиной приблизительно 12-13 верёвок) пришлось пройти на кошках, после чего было скальное лазание средней трудности. Наконец около 12 дня мы вылезли на Северную вершину и по перемычке (около 200 метров) достигли главную вершину.

Данила сделал запись в журнале посещаемости и несколько снимков на вершине, после чего мы начали спуск, который, как скоро выяснилось, готовил нам сюрприз.

Спустились по скалам, прошли на кошках уже знакомый ледовый склон и начали траверсировать с Запада на Север несколько скальных контрфорсов, между которыми тянулись снежные склоны. Кошки мы сняли за ненадобностью, т.к. впереди нас ожидают либо простые скалы на контрфорсах, либо снежные склоны между ними. Продолжаем спуск – Данила впереди, я сзади. Наконец, Данила останавливается в раздумье: он хочет перейти на длиннющий (8-10 верёвок) снежный склон и ищет удобный переход со скал на снег. Через пару минут он кричит мне: «Я спущусь на снег здесь, но здесь не комфортное лазание, поэтому тебе рекомендую подняться обратно вверх метров 20 и там выход на снег выглядит значительно легче». Я так и делаю – поднимаюсь вверх (ох, как же это неприятно лезть вверх когда ты уже на спуске!) и нахожу относительно удобное место спуска на снег. Пока я поднимался, Данила вылез на снег и прошёл по нему несколько шагов, результатом чего был его следующий комментарий: «Здесь нужен ледоруб (до этого момента я шёл с палочками, не считая, конечно, ледового склона)». Я поменял палочки на ледоруб и вышел на очень длинный снежный склон. Данила был ниже меня на длину верёвки, которой как я уже упоминал у нас не было.

Итак, Данила, начинает продолжать спуск. Увидев это, кричу ему, чтобы остановился и подождал меня. Сам же я, убедившись, что снег хорошо держит ботинок и склон не очень крутой (не более 20 градусов), решаю попробовать прокатиться на попе (любимом, хотя и не безопасном, способе спуска всех альпинистов), о чём и сообщаю Даниле. Сажусь на попу и начинаю пробное скольжение: 2-3 метра скольжение, затем успешное торможение штычком ледоруба; повторяю это ещё раз – опять успех. Но вот третья попытка выдаёт сюрприз – уже понимаю, что штычок скользит по льду, а вовсе не по снегу, и не «думает» тормозить моё движение, скорость которого с каждым мгновением возрастает. Немедленно срабатывает реакция, которой меня учили ещё в новичках, но которой за многие годы в альпинизме пришлось воспользоваться всего несколько раз, разворачиваюсь на живот и что есть силы давлю на клювик ледоруба. Движение замедляется, но я всё ещё скольжу, хотя и не так быстро. Продолжаю давить на клювик что есть силы и … через несколько мгновений останавливаюсь. Решил, что можно немного отдышаться и собраться с мыслями, что привело к ослаблению моего усилия на клювик ледоруба, результатом чего было новое скольжение. Тут уж я вцепился в ледоруб и больше не думал расслабляться, метра через 4-5 ценой максимальных усилий давления на ледоруб, мне опять удалось остановиться. Может быть благодаря тому, что теперь уже я нашёл дополнительную помощь своему ледорубу – коленями, которые, хоть и оголились во время моего скольжения, но всё-таки тоже упирались в снег, который, как теперь выяснилось, лежал совсем небольшим слоем на поверхности льда. Только теперь я вспомнил, что внизу у машины говорил поляк о каком-то ледовом склоне покрытом небольшим слоем свежего снега, а также упоминание самого Данилы о том, что 3 дня назад на горе выпал свежий снег. И только теперь я начал осознавать, что же произошло: во-первых, чем выше по склону, тем больше выпало снега и тем меньше он вытаял за прошедшие 3 дня и потому пока я был выше, где слой снега был

10-12 см и лёд, наверное, был не такой твёрдый, я мог тормозить своё движение клювиком ледоруба, а как только я попал в зону большего стаивания снега, так его слой сильно уменьшился (до 5 см), а лёд стал твёрже. И только теперь я вспомнил, что в свои давние молодые годы, когда я ходил в больших горах, как-то Хан-Тенгри, пик Коммунизма, Мраморная стена и т.д., я всегда точил свои кошки и ледоруб перед каждым восхождением, над чем не раз товарищи по «оружию» подсмеивались. Да и Игорь Виноградский в своей нашумевшей книге «Вторая команда» не избежал искушения, рассказав в ней об этом факте моей альпинистской биографии. Ах, как же я в этот момент, с трудом подвиснув на клювике ледоруба, пожалел, что изменил своей альпинистской привычке и ни разу не точил ни кошки, ни ледоруб в последние 20 лет!

Итак, я завис на ледорубе и собственных голых коленях. Слышу сверху голос Данилы: «Исаак, что ты хочешь, чтобы я сделал?». Отвечаю: «Выруби себе лохань, достаточную, чтобы ты мог снять рюкзак, достать и надеть кошки. После этого спускайся ко мне лицом к склону, и остановись слева от меня (это ближайшее место к спасительному скальному контрфорсу). Делай всё это как можно быстрее, т.к. мне здесь не очень уютно». Когда минут через 10 Данила поравнялся со мной, я сказал: «Теперь руби ещё большую лохань здесь, чтобы мы оба могли в ней поместиться, после чего достань мои кошки и помоги мне их одеть». Когда лохань была готова, Данила подстраховал меня во время перехода в неё. Когда кошки оказались на моих ботинках, уже можно было облегчённо вздохнуть. Теперь надо было пройти траверсом к спасительным скалам всего несколько метров, после чего мы оба оказались вне опасности. Теперь кошки опять оказались не нужны, они своё дело уже сделали. И на этот раз бог миловал!

Здесь самое время выразить благодарность моему первому инструктору в а/л «Баксан», 1960 год, большому мастеру альпинизма, Людмиле Андреевне Самодуровой, которая ещё и сегодня находится в строю на удивление всех, кто её знает. Это она заставляла нас по многу раз скользить на попе по снежному склону, а разогнавшись переворачиваться на живот и зарубаться. И доводить все движения надо было до полного автоматизма. Как видите, автоматизм сработал спустя 55 лет!

Теперь пошла обычная рядовая пилёжка к месту ночёвки, куда мы прибыли около 7 часов вечера. Никогда раньше мне не приходилось появляться на ночёвке так поздно. На этот раз рабочий день длился аж 15 часов подряд! Не трудно догадаться до какой степени усталости мы оба дошли, но, конечно, в первую очередь это касалось меня. Поэтому я предлагаю Даниле заночевать в палатке и утром отправиться вниз. За 20 лет это был первый случай, когда мне не хватило 2-х суток из дома в дом для восхождения на Шасту! Однако, Данила сообщает, что он никак не может оставаться, поскольку утром ему обязательно нужно быть на работе. Он также понимает, что в таком состоянии я вести машину не смогу и готов вести её сам все 7 часов. Тогда я предлагаю компромиссный вариант – поспать 3-4 часа и пойти вниз, к машине, часов в 12 ночи при свете фонарей. Этот план и принимается.

Перед тем как пойти спать я дважды спросил Данилу хорошо ли он помнит выход на тропу при переходе с гребня где мы находимся на другой гребень на котором начинается тропа вниз и если нет, то хорошо бы сейчас налегке и при свете сбегать и проверить (это могло занять всего 10-15 минут). Он оба раза ответил утвердительно и послал меня куда подальше спать. После этого я пытался заснуть, но мне это, конечно, не удалось. Но это и не было главным – главным было, чтобы ноги были вытянуты и спина расслаблена. Данила при этом что-то варил на своём микроскопическом примусе и пытался накормить каким-то варевом в том числе и меня. Я с отвращением заставил себя съесть пол кружки чего-то варёного, совершенно не различая вкуса. А дело в том, что обычно я на горе практически ничего не ем, кроме сухофруктов из кармана и такого меня хватает ровно на двое суток. Конечно, обычно за такие двое суток я теряю в весе 2-3 кг, которые восстанавливаются за следующие 3-4 суток. Но тут уже пахнет третьими сутками и я не знаю, как мой организм поведёт себя в такой ситуации. Поэтому я заставил себя насильно съесть это безвкусное варево.

В 10:30 вечера я понимаю, что мне всё равно не уснуть, хотя впереди будет уже 3-я ночь без сна, я вскакиваю, т.к. Данила просил пойти вниз как можно раньше. Мы быстро собираем бивуак и в 11:10 вечера стартуем вниз. Всё идёт без сюрпризов только первые 15 минут пока тропа очевидна. Но при переходе на другой гребень Данила её теряет и мы начинаем блуждать (вверх и вниз) среди крупной и очень крупной осыпи. В темноте крупные камни кажутся очень крупными, а очень крупные кажутся скалами и ориентироваться совершенно не возможно. Мне, конечно, тяжко, но у Данилы рюкзак в два раза, если не более, больше моего. Через час такого блуждания я предлагаю Даниле пересмотреть наш план – вытащить спальники и переночевать там, где стоим до рассвета. А там и все проблемы растворятся сами собой. Но Данила ведь чемпион США по «24 часа non stop ориентированию»! Он упорно устремляется вниз и вскоре свет его фонаря исчезает из моего поля зрения. Ещё через 15 минут я слышу его крик возвещающий о том что он стоит на тропе. Ура! Теперь возможность потери тропы близка к нулю. Итак, сейчас 1:05 ночи и нам надо преодолеть путь, который на подъёме занял 6 часов.

Теперь я иду первым, а Данила за мной – так, он говорит, ему легче идти. Большой рюкзак его сильно измотал и он идёт с большим трудом. Я же напротив – со своим маленьким рюкзаком чувствую себя вполне ничего – всё же сказывается 3-х часовой отдых несмотря на то, что идёт третья ночь без сна. С трудом, но мы всё же достигли моей машины к 5:30 утра всё ещё в кромешной темноте. Но на этом наши приключения не закончились.

Поскольку Данила вызвался вести мою машину сам весь путь домой, не рассчитывая на меня, я решил, что это всё таки через чур и предложил ему, чтобы он поспал первый час, который я поведу машину по бездорожью пока доедем до ближайшего шоссе. Он занял пассажирское кресло и тут же отключился. Я же не торопясь переоделся минут за 15, занял место водителя и мы поехали со скоростью 3-5 км в час. Ещё через 15 минут стало рассветать, а я начал чувствовать, что засыпаю. Думаю, что я засыпал за рулём на одно мгновение раз 7-8 и тут же просыпался. Так мы проехали минут 50 как вдруг мы одновременно проснулись от страшного шума, который производила моя машина. А машина у меня Toyota RAV4 с 4-мя ведущими колёсами (другой машине на такой дороге делать нечего). Оказывается на сей раз я заснул более основательно и через мгновение не проснулся. В результате машина на прямой дороге (поворота не было) въехала в густые кусты, ободрав низ и правый бок, а проснувшись от этого шума я мгновенно вырулил её на дорогу. Надо признаться, что и на этот раз мне сильно повезло – все 50 минут вдоль этой дороги торчали многие сотни спиленных деревьев и пней от этих деревьев. Так что последствия от моего засыпания могли быть куда более печальные. А то, что я не спал уже 3 ночи – вряд ли было бы большим утешением.

Понятное дело, что сон у Данилы пропал начисто и он произнёс: «С тебя хватит, теперь поведу машину я». Ясное дело, что я не сопротивлялся. Дальше мы ехали уже без приключений – сколько ж можно? Я даже сумел подменить его минут на 40, когда у него состоялся телефонный разговор со своим клиентом по работе. В результате он не пропустил ни одного рабочего разговора и мы благополучно добрались до его нового дома в Белмонте. Ну а оттуда я уже сам добрался до своего дома в Сан Хосе, куда я прибыл в 2:30 дня понедельника.

В заключение хочу отметить следующее:
1) Дома я узнал, что за эти 2,5 дня я потерял в весе около 3,5 кг, которые уже почти вернулись.
2) Несмотря на все приключения которые я здесь описал, на этот раз я всё таки не почувствовал такой усталости, какую обычно чувствую после возвращения с Шасты. Это определённо благодаря усиленным тренировкам, которым я посвятил весь прошедший год. Когда я работал я не мог посвящать тренировкам такое количество времени.
3) Ну и последнее это то как важно всегда находиться в горах с надёжным товарищем. Я, конечно, и раньше не сомневался в Даниле, а теперь это лишь подтвердилось.

Эта странная Йрека на севере Калифорнии

В первую свою поездку по северу Калифорнии и югу Орегона мы попали в большое количество пожаров и смог затянул огромные площади так, что всё вокруг было видно, как в густом тумане

У нас, как всегда, не было никаких планов, мы полностью доверившись дороге, просто колесили по округе. Но в конце дня, опрометчиво миновав по фривею № 5 знаменитую гору Шасту, о наличии которой только догадывались по обозначению на карте, и выехав в одноименную широкую и ровную долину без каких-либо признаков жилья, поняли, что зря мы не остановились на ночлег в городке Маунт Шаста

Следуя неизменной логике мужа, что земля круглая, поэтому едем до первого населенного пункта и там, всё равно, где-нибудь найдем приткнуть голову, мы довольно долго неслись по практически безлюдным просторам долины Шаста в северной Калифорнии, как загипнотизированные глядя на кровавое зарево заката, тонущее в гари и смоге от бушующих пожаров

Первым городком на нашем пути оказался г. Йрека — в получасе езды от границы со штатом Орегон.

Как только мы свернули с фривея в город, то прямо перед собой увидели призывно горящую в темноте вывеску мотеля Mountain View Inn Yreka CA

Не особо заморачиваясь выбором именно гостиницы, и имея очень положительный опыт такой же вынужденной спонтанной ночёвки в предыдущем мотеле Shasta DAM, мы прямиком подъехали к нему.

Качество номеров и цена в Mountain View Inn Yreka CA нас вполне устроили. И на все про всё с оформлением, парковкой, с переносом вещей, перекусом, принятием душа и занятием горизонтального положения на ночь у нас ушло не более 30 минут.

После этой ночёвки мы по достоинству оценили свой выбор: очень удобно расположенный, невероятно чистый с удобными кроватями, шикарными подушками и очень недорогой мотель с машиной под самым окном! Поэтому по ходу дела решили ничего не менять и оставить его местом своей дислокации пока знакомимся с этим районом.

Но за 3 дня, что мы останавливались в этом отеле, сам городок у нас никак не получалось рассмотреть.

И вот в последний вечер возвращаясь из очередной бесплодной вылазки по окрестностям виду тотальных пожаров, решили, что пока еще совсем не село солнце, вполне успеваем увидеть исторический центр Йреки

Погуляв последние минуты перед закатом по этой глухой калифорнийской провинции, я получила один из своих самых первых опытов такого глубокого расщепления восприятия действительности на диаметральные противоположности.

Не сомневаюсь, что многим знакомо это чувство неоднозначного впечатления от того или иного города, объекта, а то и страны. Но это было слишком неоднозначно. Настолько слишком, что даже качественно другое состояние, чем неоднозначно. Я никогда не возьмусь его даже описывать, потому что это было такое смешение одновременно крайних по своему местоположению на шкале эмоций чувств, что я не знаю слов, для их описания

Уже по истечении большого количества времени, могу только выразить кое-какие свои размышления.

Ирека стала одним из первых городков, где я получила такой странный опыт, но далеко не последним в США… Парадоксы Америки лично во мне продолжают зашкаливать…

История образования г. Иреки такая простая, что уже проще не бывает: в марте (всего лишь) 1851 г. некий Авраам Томпсон во время путешествия из южного Орегона вдоль Siskiyou Trail, обнаружил золото вблизи Рокки Галч. А уже в следующем месяце в организованную им кантору «Томпсон Dry Раскопки», как мухи на мёд, слетелись 2000 золотодобытчиков, жаждущих испытать свою удачу

А месяце июне того же 1851 г., золотая лихорадка «Boomtown», захлестнула местность нагромождениями палаток, лачуг и неотесанными бараками.

Этот растущий, как на дрожжах, на мытье золота населенный пункт, несколько раз пытались как-нибудь прилично назвать, пока, наконец то, не остановились на слове из коренного наречия местных индейцев — Йрека, которое означает «север гора», что полностью соответствует его географии, относительно местоположения — это к северу от возвышающегося над долиной на 14,000 футов (4,300 м) бездействующего вулкана горы Шаста и, примерно, на 2500 футов (760 м) над уровнем моря.

Поэт Хоакин Миллер описал Yreka во время 1853—1854 гг., как очень бойкое место с «…таким интенсивным потоком людей на улицах, словно, большой оживленный город на Восточном побережье».

Далее по накатанной — учредительные процедуры и 21.04. 1857 г.… и ВУА ЛЯ! Готов новый город на НЕ ИХ земле, но ПО ИХ законам

Хотя пару фактов всё же стоит дополнить… Йрека выделяется из многих уже известных мне городков Калифорнии, пожалуй, тем, что в нём было два документально подтвержденных суда Линча. Их история в сокращенном пересказе выглядит приблизительно так:

Первый из судов Линча состоялся 26.08.1895 г., когда четверо мужчин — Уильям Null, Garland Стемлер, Луис Морено и Лоуренс Джонсон — в ожидании суда по различным обвинениям в убийстве и ограблении, были одновременно повешены на двух соседних деревьях решением самосуда

Второй суд Линча произошел 80 лет назад — это 28.07.1935 г. Клайд Джонсон и Роберт Миллер Барр ограбили местный бизнес и его покровителей в Кастелло, штат Калифорния. Затем угнали автомобиль и подались на север Калифорнии. Там они хотели бросить машину и пересесть на поезд. Вскоре после того, как они кинули машину к северу от Dunsmuir, их остановил California Highway Patrolman в составе Джорджа «Молли» Мэлоуна и начальника полиции городка Dunsmuir, 38-летнего Франка Р. Дау по прозвищу «Джек». Джонсон вытащил пистолет Luger и ранил обоих полицейских. Мэлоун выздоровел, но Дау умер на следующий день. Клайд Джонсон был пойман через несколько часов с помощью облавы и был взят под стражу. А Барр, у которого были награбленные деньги, во время перестрелки скрылся в лесу, а затем ушел на товарном поезде. Джек Дау был всеобщим любимцем в Dunsmuirе. Его титул начальника полиции был почетным, данный ему из-за его высоких личных качеств, к тому же, он был ветераном Первой мировой войны. В ночь его похорон около 50 человек в масках на десятке машин от Dunsmuir направились на север линчевать Джонсона в Иреку, где тот находился под стражей в местной тюрьме. 3 августа 1935 года в 1:30 утра, на стук толпы, дверь тюрьмы приоткрыл единственный её охранник, после чего она была распахнута разъяренной толпой, которая быстро нашла Джонсона, вывезла его на одной из машин за город и повесила на сосне.

А Роберт Миллер Барр был арестован только спустя год, 4 сентября 1936 г. в Лос-Анджелесе на краже со взломом. Во время своего пребывания в бегах, он умудрился получить чуть ли не автобиографическую роль второго плана, да ещё и под своим настоящим именем в кино картине Роз Мари, которую снимали в районе озера Тахо. Он играл там вместе с известными Жанетт Макдональд и Нельсон Eddy.

Вот такая незатейливая, но суровая история у этого северо-калифорнийского городка Иреки…

Самое главное, что это, по большому счёту, ВСЯ его история!

О судах Линча, естественно, ничего в нынешнем облике Иреки не напоминает.

Как это водится в небольших городках Калифорнии, их исторический и деловой центр Даун Таун, состоит обычно из одной улицы. На ней сосредоточены все исторические достопримечательности и, как правило, важные и значимые для жизни города здания.

Ирека, в этом смысле, не исключение. С её количеством жителей в 8 000 чел (с округлением) исторический центр городка протянулся по улице аж на целых три квартала.

Начинает улицу красочное пано на торце дома с названием города и рядом мемориальная табличка над одинокой лавочкой, утверждающая год и причину основания Иреки. …и ни слова о коренном населении…

Это очень удивило, ведь обычно, приличия ради, упоминается об индейцах хотя бы в одном предложении: мол, ранее эта земля принадлежала индейцам племени такого-то.

В Иреке мы даже этого не увидели…

Здесь возникает такое впечатление, будто основатели городка и впрямь убеждены, что эта земля до них абсолютно пустовала и всю свою историю только лежала и ждала прихода золотоискателей…

Далее на протяжении этих трех коротеньких исторических кварталов, почти на каждом доме висит табличка, подробно сообщающая его детальную историю от того кем и в каком виде строилось здание и какую роль потом играло за эти чуть более чем 100 лет

Их более чем много, через чур уж они какие-то подробные. Как-то неестественно дотошно описывают историю каждого самого обычного дома! Это невольно бросается в глаза и наводит на размышления, что как-то слишком уж всё показнО что ли… слишком уж искусственно выпячивается, что заставляет усомниться в искренности…

Не для то ли так старательно выводится своя новорожденная история, чтобы стереть малейшее упоминание о другой коренной?

Не для того ли так много всех этих наглядных подробностей, что бы отвлечь мысли пытливых путешественников от той истории, что была на этой земле до неё. …

Таблички режут глаз ещё и потому, что подавляющее большинство этих домиков совсем невзрачные и без таблички, ни за какие коврижки, на них не обратил бы внимание. И дело не в нас разбалованных архитектурными шедеврами своими и соседей европейцев

Илья Леонов
Меня зовут Илья, и я автор этого блога! Мне 37 лет, живу в г. Санкт-Петербург, воспитываю сына. Я простой путешественник - люблю туризм и хочу делиться с читателями интересными местами нашей планеты :)
Оцените автора
Дневник Туриста
Добавить комментарий